Горячая линия:
0800 509 001 Пн-Пт, с 9.00 до 18.00

Пресс-центр

Новости

Отделить зерна от плевел. БЛОГ Алены Лукъянчук, координатора психологической службы Гуманитарного штаба

02.01.2015

Когда-то ко мне пришла женщина с жалобами на тревожное расстойство, она плохо спала, постоянно переживала и большую часть времени находилась дома, несмотря на то что раньше была очень активна и беззаботна. Первая ее фраза была: «Я сумасшедшая совсем, да?» Мне понадобилось несколько встреч, прежде чем мы перестали говорить о том, что она совсем «того…»

В нашем обществе все, что было с приставкой «пси», долгое время носило совершенно дурной оттенок. С приставкой «пси» в Советском Союзе могли быть только академики, да и то лишь избранные, все остальное, будь то люди, симптомы, исследования или отрасли науки, сразу приравнивалось к ужасу и сумасшедшему дому, откуда, как известно, так просто не выходят. Туда существовал только вход.

Союз давно распался, а ситуация не изменилась. Психологи, психотерапевты, психиатры - это для среднестатистического человека зверь один, и он с приставкой «пси», а если сосед был замечен у одного из этих «зверей», то он точно «того». Отсутствие культуры психологической помощи и дикий ужас при слове с приставкой «пси» вместе с воспоминаниями из детства, когда бабушки и дедушки говорили о дурдоме где-то рядом с рассказами о Сибири, сделали свое дело: к психологам ходят редко, как правило, когда уже пора бежать. И обычный ответ нашего человека: «Я в порядке», - даже когда он еле-еле стоит на ногах. Но если все-таки смельчаки и обращаются, то тут тоже неразбериха. К психиатрам приходят из-за разводов, к психологам - с паническими атаками, а к психотерапевтам - со всем сразу. И у всех просят «таблетку счастья».

Весь этот «психохаос» вполне способен уживаться в нормальной жизни. Проблема возникает, когда приходит что-то чрезвычайное, и тогда нужно точно понимать, что происходит, и не стесняться быстро получать помощь.

Сегодня все говорят о посттравматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), травме и стрессе, не очень при этом разделяя все эти явления. Даже сами психологи с подозрением смотрят на переселенцев, ожидая от них признаков посттравматического расстройства прямо здесь и сейчас. Или же, наоборот, обвиняя этих самых переселенцев в неадекватном поведении и подытоживая: «Все ясно с ними, с этими, с Востока, работать-то они не хотят, вон на стройку не бегут и полы мыть не спешат… Точно ведь говорят про них...»

Слово «стресс» в переводе с английского обозначает давление, натяжение, усилие, а также внешнее воздействие, создающее это состояние. В самом общем виде его можно определить как естественную приспособительную реакцию живого организма на любое событие, происходящее и в окружающей среде.

Если бы не было стресса, жизнь превратилась бы в абсолютное равновесие, замерла бы. Если бы мы не забывали дома необходимые документы и не сочиняли по ходу важной презентации новые доводы, если бы не карабкались на четвертый этаж к любимой девушке, если бы не получали внезапно отличную оценку на экзамене, вытащив именно тот единственный знакомый билет, - что это была бы за жизнь? Отрицательный и положительный стресс, и организм легко справляется с обоими, приспосабливаясь к новым условиями внешней среды, что в свою очередь ведет человека к развитию.

Другое дело - длительный отрицательный стресс, психотравмирующий, который разрушает все привычное и родное в нашей жизни. Каждый человек способен поддерживать оптимальный уровень стресса, но стрессовые воздействия не должны превышать адаптационные возможности человека, так как в этих случаях стресс может перейти в дистресс. Его признаки:

  • утомление;
  • раздражительность;
  • снижение работоспособности;
  • чувство безысходности, тревоги.

При длительном воздействии это приводит к истощению.

Дистресс - это как раз то, что впоследствии может привести к психотравме. Как ни удивительно, дистресс (или психотравмирующая ситуация) может вполне пережиться человеком сам по себе и не нести негативных последствий в виде психотравмы. И это происходит, по данным статистики, более чем в половине случаев. А в другой половине у человека изменяются представления о себе, система ценностей, устоявшиеся представления о способах существования в мире, появляются тревога, напряжение, психосоматические заболевания, посттравматическое расстройство.

Наше сегодняшнее - это и есть тот самый длительный разрушающий стресс с большим количеством травмирующих ситуаций, таких как обстрелы, потери, разочарование, близость смерти, постоянная тревога, агрессия, насилие, неясность, ужас. И сегодня как раз то время, когда все, что с приставкой «пси», не должно никого пугать и отталкивать. Все с приставкой «пси» в современных условиях совершено нормально и естественно.

Переселенцы, которые остались без дома, работы, привычного социального статуса - это еще не сумасшедшие ленивцы, отвергающие все дары мира. Они растерянны, часто дезадаптивны и агрессивны, потому как с трудом понимают, что происходит. Их психика ищет новые способы приспособления к ненормальным условиям. Если внешняя среда оказывается благосклонной и люди находят опору под ногами в виде работы, жилья, помощи, то есть большой шанс, что эти люди адаптируются и попадут в ту половину, для которой эта ситуация пройдет без последствий.

Другое дело - люди, которые потеряли близких, имущество, или до сих пор находятся в зоне боевых действий. В первом и во втором случае нормально:

  • переживать события эмоционально, горевать, плакать;
  • замыкаться в себе, отвергать помощь;
  • тревожиться;
  • вести себя агрессивно;
  • видеть страшные сны, иметь ряд соматических отклонений;
  • избавляться от напряжения с помощью работы, алкоголя;
  • застревать на важном - пересказывать одно и то же много раз.

Это также нормальная реакция организма на ненормальные условия. Необходимо время, чтобы событие усвоилось внутренним миром человека. И чем больше поддержки будет от внешней среды, тем лучше. Необходимо обращаться за психологической помощью, если вы чувствуете, что замыкаетесь в каком-то ощущении или поведении надолго. Обращайтесь за помощью! Это нормально.

Если дети после обстрелов перестают общаться со сверстниками или перестают спать - это еще не ПТСР и не сумасшествие, не стоит бежать за капельками к психиатру. Это также нормальные реакции на ненормальность мира. Как можно раньше дайте детям опору в виде понимания, что они и родители в безопасности, а также в виде эмоциональной поддержки и возвращения максимально привычного образа жизни. Также обращайтесь за психологической помощью, ведь у ребенка совсем нет психического ресурса справиться с ситуацией войны и ужаса.

Если ситуация оказалась неподъемной и психика не справилась, тогда можно говорить о том самом пресловутом посттравматическом расстройстве.

Это самое страшное слово в условиях войны. Когда прошло достаточно много времени и человек вернулся в обычную привычную жизнь после ряда психотравмирующих событий, и тут вдруг оказывается, что в этой жизни он ничего не понимает и на нормальные вещи реагирует ненормально.

В этом разница между адаптацией психики к психотравмирующей ситуации и посттравматическим расстройством. В первом случае есть ряд нормальных реакций на ненормальные события. Во втором случае есть ряд ненормальных реакций на вполне обычные условия.

Флешбэки (неконтролируемые воспоминания о пережитых моментах), агрессия, депрессия, алкоголизация, мышечные зажимы, соматические болезни, все вместе или по отдельности - это симптомы ПТСР.

Также не стоит записывать себя в сумасшедшие и бояться выйти из дома.

Нет ничего стыдного в том, чтобы признать, что ситуация оказалась серьезнее и в одиночку с ней не справиться.

В условиях кризиса, войны и общей тревоги надо точно понимать, что происходит, и вовремя обращаться за помощью к кризисным психологам и психотерапевтам. К психиатрам еще рано. Это не сумасшествие. Это то, что больше, чем я, или вы, или даже мы. Чем больше опоры извне, тем быстрее психика найдет новую форму адаптации.

Хорошо бы всем знать сегодня о том, что происходит с нами со всеми, дабы вовремя найти опору и поддержку и предупредить возможные последствия завтра.

Алена Лукьянчук,
клинический психолог, гештальт-терапевт, координатор психологической службы при Гуманитарном штабе Рината Ахметова

ИСТОЧНИК



Поделиться новостью:
Статистика на 18.12.2017
Гуманитарный штаб работает
1230 дней 7 ч 21 мин. 14 сек.
выдано
11 953 497
продуктовых наборов
из них
11 083 335
взрослых наборов и
870 162
наборов для детей
от 0 до 35 месяцев
Последние новости
Читать все новости
Видео
Фото
КОНТАКТЫ
0800 509 001 Пн-Пт, с 9.00 до 18.00